среда, 3 сентября 2014 г.

Летели гуси

Ночью летели  гуси. Их не было видно. Клокотанье шло с тёмного неба, доходило до земли. С неё отзывались лаем  земные псы. Что они знают о полёте?  Утром их спустят с цепей, псы пойдут рыскать по чужим дворам в поисках пищи.
 Гуси летели, ориентиром им были яркие весенние звёзды. Они мерцали. Гуси устали, путь их долгий, цель близка.  Скоро, скоро птицы достигнут родных мест, где всё знакомо и близко. Дома они высидят птенцов, научат их летать, а потом… Что потом? Сейчас. И небо звучало мажором. Музыка падала с неба весенним, радостным дождём прозрения. Земля отвечала, выпуская молодой сок. Пахло. Пока не сильно, запах предчувствия. Ещё недолго. Всё грянет, оживёт, полезет, зазвучит, а пока только гуси. Они летят на родину. Крики надежды исходят с неба. Наверное, их много, в темноте не видно, как не видишь свою сокровенную мечту, забыл или не понял, а всё маешься и думаешь, что поймал свою жар-птицу. А это не она.  Это совсем не то. Может, никогда и не поймешь.
И так хорошо, как бывает только в домике детства, когда время бесконечно тянется и вечно. Ты занят папой, мамой, майскими жуками, они щекочут сжатый кулачок. Ещё все молоды, ни у кого нет морщин, никто не ушёл, все живы. Смерти нет и не будет. Никто никогда не умрёт, потому что ты их любишь и хранишь в своих детских снах. Там тоже летают. Над узким пассажем родного города, над покрытой мхом крышей детской библиотеки. Только бы не запутаться в проводах, но путаешься. От обиды и горя просыпаешься. Как страшно и темно. Ночь.
Гусям не страшно. Они летят в кромешной тьме, может, из последних сил и радостно клекочут. А вот осенью, обратно на чужбину…Долго, не отрывисто, на выдохе, прощаясь.
И когда пришла она, смерть родного человека, ты вдруг в лесу кричишь изо всех сил, на выдохе, громко. Крик изливается, поднимается к верхушкам деревьев, уходит, растворяется в воздухе. Ты теперь один, как на передовой, за тобой только следующие поколения. Впереди больше никого, они ушли. И если те, кто после тебя не понимают, ничего: молчишь и терпишь, так надо. Ты единственный кто всегда с ними, потому что остался один и первый, хранишь память и очаг, пусть в мыслях, достаточно, потому что их любиш

Комментариев нет:

Отправить комментарий